Размер шрифта:
Цветовая схема:
Интервал между буквами
Дневник Лидии Викторовой (1904-1...

Дневник Лидии Викторовой (1904-1909) Часть 2.

Дневник Лидии Викторовой (1904-1909)


Часть 2.

Лидия (1889 г. р.) была дочерью протоиерея Викторова Василия Степановича (1864 г. р.), священника Преображенской церкви села Ельники в 1888-1917 годах, утверждённого в 1901 году в должности благочинного. За верную службу награждён медалью «В память царствования императора Александра III», орденом святой Анны III степени, камилавкой, золотым крестом. По воспоминаниям родственников обладал запоминающейся внешностью – высокий красивый брюнет с большими глазами и чудесными вьющимися волосами. Семья Викторовых жила в деревянном доме напротив церкви (в «поповских домах» - так называли ельниковские старожилы несколько домов, принадлежавших церкви и стоявших к северу от неё через дорогу).

Первая запись в «Дневнике» 15-летней «епархиалки» Лидии Викторовой датируется 15 октября 1904 года (вероятно, имелись и более ранние записи, не дошедшие до нас). В это время она училась в Пензенском Епархиальном женском училище с шестилетнем обучением. В учебную программу входили общеобразовательные и церковные дисциплины, педагогика и музыка. Училище имело дополнительный 7-й  педагогический класс с изучением педагогики, психологии, медицины и гигиены.  Выпускницам  училища присваивалось звание домашних учительниц и давалось право преподавать в сельских церковно-приходских школах. В январе 1918 года училище было закрыто.

Российская империя в первом десятилетии ХХ века пережила революцию и мощный подъём общественного движения, зарождение парламентаризма и многопартийности: все эти события отразились на мировоззрении Лидии. Её «Дневник» - единственный в своём роде исторический материал, который интересен для музейных работников и общественности тем, что позволяет погрузиться в мысли девушки, жившей в то непростое время. А современным барышням будет тоже интересно пройти по мостику времени в начало ХХ века и подумать: есть ли что-то общее между их духовным миром и мировосприятием Лидии Викторовой?

Духовные искания епархиалки


Современного читателя «Дневника» поражает круг чтения Лидии: книги по православию, классическая литература, общественно-политические теории.  Приведём несколько записей о прочитанном, сделанных ей в разные годы в Пензе и Ельниках:

«8 ноября 1904.  Вчера я вызвалась Анне почитать Евангелие и читала с большим наслаждением, как-то ясно мне представился Христос, когда я прочла некоторые случаи - с учениками Его и Его ответы на вопросы фарисеев.

2 августа 1905.  Теперь время у меня занято чтением - «Война и мир» Толстого. Все его произведения мне очень нравится. Много в них правды и простоты. В читаемом произведении интересны для меня подробности войны с французами.

11 сентября 1905. Прочла «Червонный хутор» Дмитриевой. Книжка очень понравилась.

22 февраля 1906. Читаю Горького «Фома Гордеев». Читаю не без внимания, пока нравится, немного задумываюсь... Сегодня прочла о различии партий социал-демократов и социалистов-революционеров. Цель у них одна и та же... Социал-демократы не причисляют к рабочему классу - пролетариату - крестьян, имеющих орудия производства, и требуют падения крестьянской общины. Социалисты-революционеры причисляют крестьян, живущих своим трудом, к рабочему классу и требуют сохранения общины.

18 марта 1906. Зачитала вчера Бебеля «Очерки по женскому вопросу». Он, как видно, сторонник Дарвина.

21 июля 1906.  Прочла «Крейцерову сонату» Толстого. Плохо поняла ее. Теперь все смешалось в голове моей. Не знаю, кому верить - Бебелю или Толстому?

23 ноября 1906.  Читаю «Записки революционера» П. А. Крапоткина. Все очень хвалят эту книгу. Недавно был Папа. Мне кажется, он относится ко мне как-то опасливо, враждебно, следит за каждым моим словом.

29 января 1907.  Прочла «Жизнь Иисуса» Ренана. Нового нашла мало, всё знакомо, только не выставляются чудеса его. Отрицает, что четвёртое Евангелие написано Иоанном.

24 сентября 1907. Читаю Ключевского «Историю Руси». Нравится.

30 сентября и 6 октября 1907. Начала читать Платонова «Лекции по русской истории»… Как хорошо пишет Платонов об Алексее Михайловиче и Петре.

19 декабря 1907.  Читаю «От утопии к научной теории» Энгельса. Пишет, что социализм сначала был утопией... Но в 19 веке появился совершенно другой взгляд на мир: во всем стали видеть постоянное развитие и изменение... Капиталистический способ производства теперь не случайность, а непременное явление, которое как возникло, так и должно исчезнуть».

Полагаем, этого достаточно, чтобы представить насыщенную внутреннюю жизнь девушки и её духовные искания. В этом смешении прочитанных книг она не может окончательно определиться в своих убеждениях. Юное создание пытается найти своё место в жизни, быть полезной обществу, становится сторонницей теории «малых дел» и сближения интеллигенции с народом. Нетерпеливо ожидает перемен в обществе, следит за ходом политических событий. Этому посвящены многие записи «Дневника»:

«30 октября 1904.  Что-то даст мне жизнь? Ученье - золотая пора. Какое наслаждение учиться! Подруги, расцвет юности, молодость, молодые силы, свежие чувства...

6 ноября 1904. Когда я буду жить дома, то войду в сношение с крестьянами. Буду наставлять их, приучать к чистоте. Какой отзывчивый народ! Чуть приласкаешь кого-нибудь из ребят, и мать уже помнит тебя. Даже скучает по мне, когда я в Пензе. «Ну, слава Богу! Приехали, а я уже думала, что и не дождусь вас!» - эту фразу я очень часто слышу от баб. Ну, вот и буду с Дарьей ходить по избам и … хоть умывать ребят. Всё доброе дело сделаю. И если я его с честью буду делать, то моя душа одним сознанием этого будет удовлетворена.

11 ноября 1904.  В нынешнее время всё молодое поколение считает себя людьми необыкновенными, призванными для какого-нибудь великого дела. Малейшие сомнения и думы в душе принимают за важные чувства. К тому числу принадлежу и я. 

10 марта 1905 года.  Возникают вопросы, которые так избиты... Что делать? Чем живым и честным наполнить свою жизнь? Как хочется быть доктором. Сколько пользы можно  принести на этом поприще!

6 августа 1905. Нынче прочитала вырезки А. А. по поводу женского движения.  Как низко стоят женщины в России! Она еще полная раба мужчины. В других странах женское движение идет успешно. Я очень сочувствую этому и желала бы дожить до того времени, когда женщина в правах будет равна мужчине.

19 октября 1905 года. Сегодня узнала благодаря Кате и Соне о Манифесте (Манифест 17 октября 1905 г. - авт). Какие времена переживаем мы! Везде скоро будут реформы, и жизнь пойдет по-новому...  Борьба партий, смещение должностных лиц...

5 июня 1907. 3 июня распущена Дума. Очень жаль депутатов. Большинству, вероятно, придётся посидеть. Распущена Дума потому, что будто бы 50 членов Думы участвовали в агитации среди войск и в заговоре против Государя.  И вот Дума, так как личность депутата неприкосновенна, не согласилась выдать заговорщиков тотчас же, а передала этот вопрос на рассмотрение комиссии. Впрочем, кажется, Столыпин объяснил, что если бы Дума и выдала депутатов, то всё равно она была бы распущена». 

Из «Дневника» следует, что и одноклассницы Лидии живо откликались на события в стране.

Выпускница епархиального училища

«Дневник» довольно подробно описывает учёбу Лидии в старших классах Пензенского епархиального училища, совпавшую с революцией 1905-1907 годов. Епархиалки, духовно подготовленные либеральной литературой к пониманию происходящего в России, не стояли в стороне от бурлящей политической жизни общества. Вместо театров – забастовки, вместо светской хроники в газетах - сообщения о массовых выступлениях.

Обратимся к «Дневнику» Лидии:

«2 ноября 1904.  Вчера у нас был литературный вечер, прошёл ничего. Я играла на рояли. Говорят, сыграла хорошо. Все восхищаются моей игрой, говорят, я играю с чувством. Так «мягко, нежно». Восторг преувеличенный. Правда, я играю не без души, но всё же не так, чтоб восхищаться.

18 ноября 1904.  Вот и Рождественский пост пришёл, а там и Рождество.  Вчера  я была в театре, играли «Трильби». Мне очень понравилось, и сейчас всё звенит в ушах ... и слышится тихая, грустная музыка.

18 января 1905. Вчера была в театре «Наталка Полтавка». Очень хорошо. Какие места в Малороссии! И это только декорация. До сих пор звенит в ушах «виют витры, виют буйные деревья».

3 сентября 1905.   Поступила в седьмой класс, хотя желания учиться в нем почти не имею. Учусь только ради получения диплома на учительницу.

14 сентября 1905.  Дай Бог мне поступить хотя бы на фельдшерские курсы. Поработала бы я в своих Ельниках с такой любовью и охотой, что прямо сказать не могу. Дарьюшка (няня в Ельниках – авт.), славная, как я хочу тебя увидеть сейчас! Как ты любишь меня! Как ты проста, самоотверженна, как ты жертвуешь собой! Восхищаюсь тобой. Я удивляюсь тебе и люблю тебя всем существом моим. Где ты, Дарья? Откликнись своей душой на мой призыв, вспомни меня и помолись за мою жизнь и здоровье.

12 октября 1905.  Я в настоящее время выключена из училища. Дело произошло так. 6 октября, в четверг, семинаристы забастовали. Что было в Епархиальном в этот момент, передать трудно. Все были как безумные... Движение семинаристов дало большой толчок скрытому брожению епархиалок. Под руководством семинаристов составили петицию. В воскресение вечером попросили начальницу принять ее. Та отказалась. Тогда отказались от уроков и забастовали... Сейчас же Епархиальное закрыли и три класса исключили. 

13 октября 1905.  Мысли мои переходят к Папе. Ему, конечно, послана телеграмма, чтобы он брал нас домой. Ехать нельзя (железные дороги бастуют), неужели приедет на лошадях? Это безумие - 270 вёрст».

Скорее всего, руководство училища не захотело «выносить сор из избы»: через некоторое время девушки были восстановлены. Лидия успешно сдала экзамены и покинула Пензу:

«1 мая 1906.  Недавно, 27-го, была демонстрация, я случайно участвовала в ней. Сегодня тоже будет что-то, как видно, гораздо больше, чем 27-го. Я сочувствую всему этому, но окружающие меня люди относятся к этому очень презрительно... Мамуля! Как бы я хотела побыть сейчас с тобой, ты бы приласкала меня, отогрела. Дарья, милая, вспомни меня, помолись за меня.

8,15 июня 1906.  Экзамены идут хорошо. Готовлюсь без больших усилий... Через недельку сама поеду домой.  Все, все прошло невозвратно, навсегда. Как жаль все».

Вторую половину 1906 года и первую 1907-го Лидия провела в Ельниках: ждала документы из Пензы и готовилась к продолжению образования в Казани.

Жизнь ельниковского общества

Ельники находились в отдалении от центров политических стихий, но не были изолированными от них. Носителями новых  веяний становились студенты, приезжающие сюда на каникулы или православные праздники. Молодые люди встречались, общались, обменивались мыслями. Впервые мы узнаём об этом из «Дневников» Лидии, как и о некоторых интересных событиях, происходивших в  нашем селе в 1904-1909 годах.

В Пензе Лидия часто вспоминала о доме и родителях, сёстрах Рае и Зине, о брате Косте, о няне - крестьянке Дарье – очень близкой ей. Девушка не отличалась крепким здоровьем, и в моменты ухудшения состояния она стремилась домой. Описание её повседневной жизни и событий в Ельниках ровными строчками ложились на страницы «Дневника»:

«27 октября 1904.  Нехорошо быть нездоровой. Как Папа с Мамой беспокоятся обо мне. Что им я? Только лишь лишние расходы! А ведь как любят. Чуть что, сейчас домой отдыхать. Дарья, няня, тоже любит меня.

31 декабря 1904.  Порешили мы встречать Новый год на общие средства. Остановились на училище (начальная школа - авт). Комично было, как ходили мы просить Петра Алексеевича. Ну, ничего, дело уладили. Собрались мы туда часов в семь. Долго просидели скучая. Наконец, явился музыкант, и принесли гармонию. Все оживились, начались танцы. Танцевали всё-таки долго.

6-7 января  1905 (по старому стилю - авт.). Сегодня, на Крещение, опять все собрались у нас. Ну, танцев, конечно, не было. Играли все по-разному. Кажется, было весело.

26 мая 1905. Скорее бы домой! Полюбовалась бы я родными полями, надышалась бы свежим воздухом досыта, вволюшку. Скоро увижу всех. Папу мне хочется очень видеть.

5 июня 1905. Вот я и дома! Сегодня я к обедне не пошла и теперь раскаиваюсь. Всё бы послушала службу и пение.

6 августа 1905.  Сегодня хочется пописать свой дневник, хотя ничего и не случилось. Ходила по случаю праздника к обедне. После обедни читала. Перед ужином играла на рояли. Сегодня за ужином Папа говорил, что думает, куда бы меня поместить на зиму (в Пензе - авт.)

9 августа 1905. Сегодня провела день как всегда. Ходила к Дарье два раза. Пришлось мне укачивать Гришу - с удовольствием делала это. Папы нет, уехал на день и ночь в Никольское. Приехала Тоня Широкова и немного оживила общество (в доме Широковых в настоящее время находится редакция «Ельниковской трибуны» - авт.).

16 августа 1905. Вчера были у Лукшиных. Угощение было очень хорошее. Мне у них очень понравилось. Завтра наши уедут, и мы позовём к себе Дарью. Я доведу ее до слез своими песнями, вместе с ней поплачу и сама.

20 сентября 1905.  В Ельниках сгорело 180 дворов. Как мне жаль погоревших. Остались бедняки без ничего на зиму. Нет ни хлеба, ни избы. Вот горе то! Кто поможет им? Придётся много положить им силы, чтобы обзавестись всем. Папа во время пожара был в Пензе.

29 марта 1906.  Была сегодня у Натальи. Хворает, кабы не умерла. Четверо ребятишек. Четырёхлетний ребёнок уже за мочалами. С ранних лет уже приучают к труду. Некогда поиграть, порезвиться.

28 июня 1906.  Теперь мы по вечерам собираемся в Пиксайке и все вместе читаем. Эти чтения мне нравятся. Они очень полезны! Сегодня много читал  А. А. Он читает хорошо, каждое непонятное слово, не дожидаясь спроса, поясняет.

18 июля 1906.  Чтения прекратились. О чем очень и очень жалею. Оказывается, мы своими чтениями привлекли внимание полиции, и попали под надзор ее.  Папа очень этим расстроен и запретил нам посещать чтения. Теперь очень возможен и обыск. Обо всем этом нам сказал папа после ужина, мы отправились сообщить об этом и Лукшиным.

28 июля 1906.  Сегодня был у  всех обыск. У Лукшиных, конечно, отобрали все книги, всего 273. Папа очень расстроен. Что-то он не ладит с земским. Из-за чего у них нелады не говорит. Хотелось бы пойти сейчас погулять, да не пускают. Не хочется тревожить Папу.

5 августа 1906.  Живём в Ельниках пока ничего. Стражники не оставляют нас в покое, ко всякой мелочи придираются. Недавно у Дарьи был обыск. Конечно, ничего не нашли. Неприятно то, что и Дарья замешалась в это дело...  Рая хочет поступать в учительницы.

7 ноября 1906. Сегодня Папа сделал внушение, чтобы мы нигде не участвовали - конечно, в современных  движениях. Рассуждать и думать по-новому он не запрещает, но перейти к делу  - никогда. Как же жить так! Думать одно, делать другое…

10 мая 1907.  Недавно сгорели Мацеевские (семья учительницы - авт.). Настроение вообще-то тревожное, говорят, крестьяне хотят поджечь урядника, лавку Потапова. Все, что поценнее, вытаскивают в кладовую.

Хожу в аптеку. Понемногу привыкаю к больным. Теперь с Лизой учимся писать рецепты.    

14 декабря 1907.  Наших мужиков сослали в Архангельскую и Вологодскую губернию. И за что?  За ничего не значащие книжки и слова. Ну и реакция! Не стоит подвергать их такой опасности и давать им книжки. Сослали на 2 года».

(Дома священников)

В более поздних записях Ельники упоминаются реже: Лидия жила и училась в Казани и дома бывала не так часто, как раньше.

Е. Никишова, Т. Шашанова.

Окончание следует.

1 из 5
2 из 5
3 из 5
4 из 5
5 из 5