Размер шрифта:
Цветовая схема:
Интервал между буквами
Защитник Брестской крепости

Защитник Брестской крепости

Казалось бы, о наших земляках, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны, мы знаем много. В действительности, далеко не всё, и данная тема поистине неисчерпаема.

Осенью 2014 года Замотаева Нина Михайловна передала в музей фотографию Котина А. В., на обратной стороне которой написано: «На долгую память другу по любви Макаевой Екатер. Иван. от Котина Алексея Васильевнича, г. Брест-крепость. 14 мая 1941 г.».


Стало ясно: список ельниковцев, защищавших Брестскую крепость, пополнился ещё одним именем. Сразу возникло множество вопросов: как сложилась судьба Алексея с началом войны, откуда он родом, живы ли его родственники, где он познакомился с Екатериной?

Поиск ответов начали с книги «Память. 1941-1945»: в списке погибших  по Ельниковскому району Котин А. В. не значится. Предположили, что он может быть уроженцем Александровки, где много Котиных. Обратились к александровским старожилам. Увы, никто такого человека не знает. Однако Шалмина Нина Ивановна напомнила, что и в Новоникольском жили Котины.

Связались с Манининой Н. И., учительницей Новоникольской школы. День  тот выдался солнечным и ясным, Наталья Ивановна на велосипеде объехала старожилов села и буквально через час сообщила по телефону: «Баба Маша и баба Шура, обе 1926 года рождения, рассказали, что на улице Старая Сотня, где они провели детство, жила семья Василия Котина, по-уличному – Терёхина. У Василия была дочь Анна и два сына – Алексей и Михаил. Алексей не пришёл с войны, Михаил вернулся, в 1950-е годы уехал на целину, куда к нему перебрался и отец».

Итак, Котин Алексей – уроженец Новоникольского. Не составило труда ответить и на вопрос, где он познакомился с ельниковской девушкой Макаевой Екатериной. В музее хранится её краткая автобиография, где она пишет: «В 1938 году я окончила Ельниковскую среднюю школу. Работала пионервожатой. В апреле 1939 года по комсомольской путёвке меня направили учителем в Новоникольскую 7-летнюю школу».

Стало быть, весной 1939 года Алексей и Екатерина знакомятся, молодость берёт своё, возникают романтические отношения, переросшие в глубокое чувство. А потом – разлука. В ноябре 1939 года Алексей уходит в Красную Армию, завязывается переписка, которая не прерывается до самого начала войны.

В судьбу призывника Котина вмешалась большая политика. В сентябре 1939 года границы СССР отодвинулись на запад после присоединения территории западной Украины и западной Белоруссии, в том числе город Брест и Брестская крепость. Здесь началось формирование новых воинских частей. 23 ноября 1939 года Ельниковский военкомат отправил в армию 291 призывника, из них 203 – в команду №2674:  в приграничные части Белоруссии.

В поисках сведений о военной судьбе Котина А. В. мы обратились к Кузнецову Алексею Сергеевичу (Саранск), командиру архивно-поисковой группы «Броня». Он связался с исследователями истории обороны Брестской крепости из других регионов России. Вместе они пришли к выводу: Котин А. В. служил артиллеристом 333-го стрелкового полка, дислоцированного в Брестской крепости, либо в батарее 45-мм ПТО, либо в полковой артиллерии 77-мм пушек. Приводим фрагменты переписки (по электронной  почте это делается быстро). Кузнецов А. С.: «Вот ведь как. Котин снова всколыхнул уже было успокоившуюся тему по Бресту». Полануер Александр из Волгограда: «С Котиным всяко могло быть. Вообще-то артиллеристы гибли в первую очередь, им же на улице нужно быть, чтобы стрелять. Мог и погибнуть, и до лагеря не дойти, и под чужой фамилией быть».

Мог ли  Котин Алексей остаться живым в первые часы и дни войны? Скорее всего, нет. Командир 28-го стрелкового корпуса Попов В. С. писал в донесении: «В 4.15 ч.  22 июня 1941 года противник с укороченных дистанций неожиданно открыл ожесточённый беглый огонь по районам крепости. Сооружения и склады крепости, военного городка, а так же район вокзала г. Бреста сразу же были охвачены огнём. В этих условиях части Брестской крепости стали подниматься по тревоге, неся большие потери в личном составе».

В ходе неравных боёв часть личного состава 333-го стрелкового полка разрозненно отступила на восток, часть осталась в крепости, где погибла, героически сражаясь в окружении. Героизм защитников Брестской крепости стал примером силы духа и вошёл в историю бессмертным подвигом русских солдат. Немецкое командование планировало захватить крепость за несколько часов, её защитники сопротивлялись больше месяца.

В первые тяжелейшие месяцы войны, когда в условиях отступления гибли в огне штабные документы, на многих погибших солдат похоронки не приходили. Не пришла она и на Котина А. В. (иначе его имя значилось бы в книге «Память»). Что чувствовала в эти дни сельская учительница Макаева Екатерина? Тревогу после сводок Информбюро, надежду, что Алексей, от которого перестали приходить письма, когда-нибудь объявится и вернётся домой с Победой. Шли недели, месяцы, годы. Война закончилась, Алексей так и не вернулся.

 Екатерина в годы войны работала в Ельниковском райкоме комсомола. Ельниковцам она хорошо известна как воспитатель и заведующая одним из детских садов в 1960-1970-е годы. Фотографию Алексея бережно хранила всю жизнь, и не скажешь, что ей 74 года: не выцвела от солнечного света, не смят ни один уголок, словно сделана она вчера. И смотрит с неё на нас красивый молодой человек, у которого впереди должна быть долгая счастливая жизнь. И вспоминаются слова известной песни: «Какой бы мы красивой были парой, мой милый, если б не было войны…».

Прошли годы. Екатерина вышла замуж за Недякина Ф. И., тоже фронтовика. Именно в её семейном альбоме и сохранилась фотография артиллериста Алексея Котина, положившего свою жизнь на алтарь Отечества.

Е.В. Никишова. Ельниковский историко-краеведческий музей.

1 из 5
2 из 5
3 из 5
4 из 5
5 из 5